www.korrozia.org - Неофициальный сайт группы "Коррозия Металла"



Новости
История группы
Статьи
Дискография
Тексты песен
Фотографии
Файлы
Ссылки


Подробная информация сухой бассейн в детском саду у нас.

Сергей Высокосов: композитор прошлого тысячелетия

Ромыч, Галя Whiskey
"Драйв", ноябрь 2006

С Сергеем Высокосовым, в миру известном как Боров, легендарный экс-вокалист и гитарист группы "КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА", мы разговаривали в баре "ROCKS CLUB'a", сразу после того, как он сошел со сцены, на которой выступал в этот вечер со своим проектом "БОРОFF-бэнд НИЛ-62". Вокруг было шумно, в разговор постоянно встревали поклонники и многочисленные знакомые Сергея, но, тем не менее, поговорить нам все-таки удалось.

Боров на сцене ДРАЙВ: Первый вопрос, ваши впечатления о Питере? Какие ощущения от концерта?

БОРОВ: С Питером у меня особая история. В моей жизни был такой период, когда я играл в группе АЛИСА параллельно с КОРРОЗИЕЙ, и я здесь много-много раз был, с Костей мы болтались по городу, я этот город знаю больше 20-ти лет и мотаюсь сюда. У меня, конечно, свои контрасты на эту тему, иногда я не был лет 5 здесь, а потом приехал и вижу, как здесь все изменилось... Что-то стало лучше, что-то хуже, ну как всегда бывает... Единственное, что я вижу: металлическая общественность проявляет несознательность, в плане посещения подобного рода мероприятий.

ДРАЙВ: Я могу сказать, что сегодня еще 4 концерта...

БОРОВ: Да, дело в том, что город-то большой и металлюг, думаю, хватит и на 5, и на 10 концертов! Просто сейчас такой период, что кругом попса, телевидение все фигню показывает, и говорят, что вот это важно. На самом деле, нормальные люди видят, что это не важно ни хрена и врубаются в нормальный музон тяжелый. Но так как общество говорит, что это плохо, они боятся это проецировать во внешнем. Даже, в плане одежды, в своем выражении всегда была тусовка металлическая... Сейчас как-то все это чуть-чуть загасло, сейчас деньги у всех на уме, какие-то свои дела там, нет общественных движений, как говорится. Это заметно, очень сильно.

ДРАЙВ: Раз уж вы вспомнили про времена, когда играли в группе АЛИСА, хотелось бы спросить, сейчас имеете ли вы какие-то отношения с Кинчевым?

БОРОВ: Я, честно говоря, пару лет с ним вообще не виделся ни разу. Как-то, не было повода, что ли... У меня свои были проблемы, жизненные истории... У меня жена умерла 4 года назад...

Сергей Высокосов ДРАЙВ: Проясните ситуацию с названиями вашей группы, на афишах было написано "БОРОFF-бэнд НИЛ-62", но играли вы только старые вещи "КОРРОЗИИ МЕТАЛЛА"

БОРОВ: БОРОFF-бэнд - это специально создан такой проект, для таких вот ситуаций, когда проявляются такие старые товарищи, типа Пушкин, видишь тут ожил, жив-здоров, то есть, в форме, нормально, очень классно выступает. Мы тут одного поколения люди, нам по 40 лет уже. С одной стороны странно, что мы такой занимаемся историей, но это в нашей душе есть, мы всегда это делали и будем до смерти это делать, вот так, скажем... Этот дух того времени, который всех воодушевлял, он должен быть выпущен. Я играл сейчас себе, прежде всего, конечно и для группы ФРОНТ, у которых юбилей, ну естественно и для публики.

ДРАЙВ: То есть это репертуар БОРОFF-бэнд?

БОРОВ: Да, я объясню. БОРОFF-бэнд - это такое отделение вот этого большого мега-проекта НИЛ-62. НИЛ-62 - это такой психоделический, эмбиент, электроника, индастриал, все, что может быть вообще... Он включает в себя сплошной "импровиз", но не мутату всякую, что в голову взбредет, а реально мы входим в такое мега-состояние и выдаем какие-то музыки. Мы уже сделали 4 концерта, они все записываются, это выпускается, это не повторяется. Это сыграно, как есть, все! Больше ничего не переписывается.

ДРАЙВ: Музыканты те же?

БОРОВ: Нет, другие. Я там автор всего этого... А "железный" проект, мы сейчас делаем индустриальную программу, тяжелую, в духе MINISTRY 90-х годов, скорее всего в этом направлении тяжеляк разовьется. И, поскольку в данной ситуации программа основана больше на старых композициях, то она так и несет погоняло мое "БОРОВ", оно со временем так и не отклеивается, ну что делать... В будущем, у меня есть такие планы, чтобы эти оба полюса соединились в один. Это будет своего рода театральная композиция гигантская, то есть там будет и тяжелое, металл там... Не знаю, как все это называется... Мне просто не нравятся все эти названия, определения, это все номенклатурные полочки такие, на которые мы любим друг друга ставить. Это просто музыка, крик души, не крик, може быть, вой, не вой... Шепот души, не знаю.

ДРАЙВ: Сергей, скажи пожалуйста, что конкретно издано и доступно за период, твой лично творческий, после группы "КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА"? Что издано с твоим участием?

БОРОВ: Я записал 3 пластинки с Натальей Медведевой. Это "У них была страсть" , "Звериная лирика" - такой концерт был эмбиентный, сейчас вот доделывается группа NATO, проект NATO, я дописываю сейчас. К сожалению, при жизни не успели издать его, сейчас остались голоса. Я думаю, к новому году будет уже релиз готов.

ДРАЙВ: То есть это творческое наследие Натальи Медведевой?

БОРОВ: Да, я понимаю, что люди любят ярлыки наклеивать, что кому больше нравится, кто кого больше замечает, так и называют... Но у нас с Натальей была такая супер-любовь по жизни, что мы просто все делали вместе. Я даже так и не разделяю... Я же не претендую ни на какое авторство, ни на что, я просто знаю, что все, что мы делали, мы делали вместе. Там уже не было моего, ее, там этот общий поток так и продолжался, это было творчество настоящее!

ДРАЙВ: То есть запись вокала ее есть, осталось только свести?

Интервью у Сергея Высокосова БОРОВ: Да, конечно. Группа у нас была, она называлась NATO, пластинка будет называться "Мирными средствами не достичь блаженства". Еще я сделал ремейк такой, пластинки "Орден Сатаны" в индустриальном таком, электронном виде. Она сейчас пока мало у кого есть, но тоже появится после нового года. Там я все переиграл живьем сам, только электронику мы сделали... Заново все перепето, переиграно, но на мой взгляд, по духу там мало чем отличается, не могу сказать лучше-хуже. Там все в лучшем виде, но в новом качестве. Это уже подается не в тех барабанных движениях того времени, а в таком галактическом виде, что называется...

ДРАЙВ: Это будет издано на каком-то лэйбле?

БОРОВ: Ну посмотрим, как будет получаться, если лэйбл откажется это издавать, то я сам издам, чтобы фанаты просто слушали.

ДРАЙВ: Это, опять же, будет под маркой "БОРОFF"?

БОРОВ: Да, да. Поскольку я этим один занимаюсь. Вот соратники мои тоже в чем-то принимают участие. В металлическом проекте играют Шура-ЯЩЕР, коррозийный наш барабанщик, Костя, тоже в свое время в Коррозии играл. Новый гитарист "Алис", это новый человек, но мы с ним знакомы уже 20 лет, даже больше, 24 года. В свое время тусовались, хипповали вместе, сейчас он тоже решил связать с нами свою судьбу...

ДРАЙВ: Проблем с авторскими правами у вас не может возникнуть в связи с "Орденом Сатаны"?

БОРОВ: Ну какие там могут быть проблемы??? Если я записал продукт, то он найдет своего слушателя. Я не хочу заниматься шоу-бизнесом, вот в чем дело. Я хочу делать музыку и хочу, чтобы люди ее слушали. Естественно, если кто-то это будет покупать, я буду счастлив, а как это все будет, меня все это не интересует. Все эти законодательные формы меня не интересуют, сейчас все это приклеивают, все биться начинают из-за одной какой-то песенки дурацкой, которую кто-то не там спел, за 3 копейки свои они там будут париться. Это люди мелкие такими занимаются вещами. Кроме меня эти песни никто не споет, скажем, так, и я считаю, что если приговор суда будет "Смерть песням", то я пойду против закона таким образом, буду их исполнять.

ДРАЙВ: Где-то год-полтора назад была передача на РАДИО РОССИИ и в программе "РОК-ПРИЦЕЛ", посвященная надвигающемуся 20-ти летию группы "КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА", где вы с Пауком были. Тогда показалось, что это какое-то потепление отношений, потому что в свое время были и скандалы...

БОРОВ: Я могу сказать откровенно, это не секрет. Ситуация такова, что я сам для себя делаю определенный выбор в жизни. Я музыкант, прежде всего, художник, как угодно. Мне интересно заниматься такими вот творческими формами и разработками. Ему эта тема неинтересна. Получается, что даже если бы мы что-то хотели делать вместе... Мы можем там, встретиться, пива попить, но делом мы не будем заниматься вместе только потому, что дела общего нет у нас. У него свои интересы, он занимается и политикой, и всякими там голыми бабами, ему это нравится, я за него счастлив, что он обрел свое какое-то нечто. То, что он название себе забрал, это его право, мы считали, что это он автор названия, нет претензий. Но вот это наследие музыкальное, поскольку мы делали его вместе, оно и мое и его, я его не разделяю, по поводу авторских, тех же самых прав. Тем более, я не настроен всю жизнь петь эту "RUSSIAN VODKu"...

Сергей Высокосов ДРАЙВ: Которую, кстати говоря, сегодня не спели...

БОРОВ: Не стали петь, да. Обстановка такая была. Мы могли бы еще на час концерт закатить, но вот ребята еще должны были выступить, к тому же, это не наш концерт личный, а юбилей группы ФРОНТ, соблюдаем приличия... Спасибо им, что они так нас выдернули, я оценил, ребята рубят нормально!

ДРАЙВ: Если бросить беглый взгляд назад... Согласитесь, что для большинства людей, которые вас знают, вы несмотря ни на что все-таки остаетесь БОРОВОМ, Серегой-Боровом из КОРРОЗИИ МЕТАЛЛА. Если бросить беглый взгляд на эти 6 лет, скажите, как они прошли?

БОРОВ: 6 лет без КОРРОЗИИ МЕТАЛЛА. Прошли... У меня за эти 6 лет было все в жизни. И война, и любовь, и разлука, и смерть, и жизнь, и счастье, и горе, и радости какие-то... У меня такой, сплошной калейдоскоп в этом смысле, для меня, по крайней мере. Просто я не люблю афишировать свою личную жизнь, поэтому так мало кто об этом знал, и я специально не допускал до себя журналистов, в смысле, чтобы они не лезли, то есть я не прогонял никого, но и не афишировал. Если у меня хватит времени какую-нибудь книжку написать, может я это сделаю, в такой поучительной манере.

ДРАЙВ: Монологи с Боровом...

БОРОВ: Ну, может быть, типа того, да. Были тогда хорошие темы, разговоры... Я считаю, что это хорошая форма литературы, потому что передать живой разговор - это мало какому автору удается. А когда такой идет "лайф", темы, которые людей трогают, им интересно это читать. То есть это не телепередача, когда ты сидишь где-то за стеночкой и свой, вроде "лайф" ведешь, все равно ты там не можешь расслабиться. Просто вот так, как мы сейчас разговариваем, без всяких купюр, что называется. Если ты сможешь это все расшифровать таким образом, чтобы получился живой разговор, это большой тебе будет плюс как журналисту, и, самое главное, людям интересно будет это читать...

ДРАЙВ: Я даже готов кусок "Монологов" процитировать, можете поправить: "Все, что можно сказать, можно сказать абсолютно точно, но, разумеется, существует не выразимое". Разговор идет в Космос...

БОРОВ: Да, причем любой разговор...

Сергей Высокосов ДРАЙВ: А что с Русским Роком?

БОРОВ: Один человек, мой старый товарищ, сказал такую умную вещь, как мне кажется: "Русского Рока не может быть как такового, потому что не было Русского Блюза..."

ДРАЙВ: А тот же Кинчев?

БОРОВ: Костя, если говорить про Костю, он Поэт, этим все сказано, он даже не музыкант. Он делает свое дело, лично сам. Он лидер, он знает, ведет за собой группу. Если кто-то, как Чума например, Игорек, мой дружбан такой был, братан мой, фактически... Я, честно говоря, из-за него и играл потому в АЛИСЕ, из-за того что он погиб... "Черную метку" мы с Чумой сочиняли, у нас были идеи там, проекты. Потом, когда Чума кинулся, мы просто отдали все это Костяну, чтобы он сделал пластинку нормальную памяти человека... И я, поскольку друг был его, Костя предложил, давай поиграем, я сказал, давай. И мы полтора года катали вот эту программу. И я ездил практически на все концерты, но потом, когда уже туры пошли, я просто физически не смог, потому что у меня был такой интенсив, что я еду с КОРРОЗИЕЙ в Уфу, например, а после концерта я летел в Москву, ехал в Питер, приезжал сразу на концерт, псле концерта опять в поезд, после поезда опять беру билет на поезд на Свердловск с КОРРОЗИЕЙ. Вот такой был марафон полтора года, нереальный просто. Конечно там было все...

ДРАЙВ: Серега, скажи пожалуйста, сейчас много новых групп появилось, успешных в том числе, новая волна пошла металла. Ты знаком с чьим-то творчеством?

БОРОВ: У меня единственная проблема - плохо запоминаю новые названия. В Москве студия есть, где мы работаем, пишемся, репетируем. Там порядка 300 групп репетирует. И я могу сказать, большой плюс, что они играют. Они это хотят, они это делают. Как у них это получается, уже не важно, в принципе, но на мой уже такой профессиональный взгляд, мне бы хотелось, чтобы они больше старались. Старались не чисто технически учится играть, какие-то формы, это все музыкальные школы, это можно сесть за 2 месяца научиться играть эти ноты, как надо, куда правильно пальцы класть. А главное, чтобы, когда они выходят на сцену, даже если им нечего сказать, то пускай они хотя бы погреют народ своим теплом, вот это важно! Это пожелание всем молодым металлистам новой волны! потому что, я чувствую, что им иногда не хватает ориентиров, они как-то так прокисли, сироты такие, хотят, желают, но не хватает чего-то...

ДРАЙВ: Скажи, исполняя старые песни КОРРОЗИИ, чувствуешь ли ты тот кайф, и во время стояния на сцене вспоминаются ли какие-нибудь прошлые моменты?

БОРОВ: Я хочу сказать, что ничего и не уходило! Я поэтому это и делаю, я живу в настоящем времени, у меня нет никакой ностальгии по прошлому, по каким-то мечтам нереализованным, я делаю это сейчас, я так себя вижу. Я когда начинаю выступать, как ты говоришь, вижу, что люди, как на машине времени, погружаются в это состояние, и это ощущаю сам. И мне приятно, что я являюсь проводником таким, есть возможность взять оттуда все самое хорошее и сюда перенести. Как Сукачев, однажды, пошутил: "Меня будут называть композитором прошлого века", - вот я тоже композитор прошлого века, более того, даже прошлого тысячелетия! И у нас сейчас задача стоит, у тех, кто выжил, я подчеркиваю красной линией, КТО ВЫЖИЛ, у тех есть такое задание, чтобы вот эти знания перенести из прошлого тысячелетия в будущее. Когда мы это сделаем, мы сможем умереть спокойно, я так чувствую, что поэтому я и не умер молодым, и всякие увлечения, и наркотики там в свое время... Все меня, как ты видишь, не срубило...

ДРАЙВ: Ну и последний вопрос. Скажи мне, Боров, что дальше???

БОРОВ: Ну, а что дальше? Мы будем ездить, гастроли, зарядим по странам NATO, например...

ДРАЙВ: Зарядим? В смысле, зарядим?

БОРОВ: Зарядим, в смысле, пушки, и поедем.

Вернуться к списку статей

©2004-2017 Неофициальный сайт группы "Коррозия Металла"